Skip to Content

«Пришлось добиться идеального качества» - журнал «Эксперт»

Игорь Соколов
Игорь Соколов

За последние пятнадцать лет в отрасли сформировалась инфраструктура, позволяющая строить и обслуживать теплицы.

Одни компании изготавливают тепличные конструкции, другие — светотехнику, третьи продают технологическое оборудование, в основном голландского производства — признанного мирового лидера отрасли. Но есть и российский производитель аналогичного оборудования собственной разработки — компания «Фито», которую основали два инженера из НИИ овощного хозяйства (г. Мытищи) еще в 1991 году. За прошедшие годы компания превратилась в признанного лидера по производству профессионального оборудования для теплиц (управление системами полива и микроклимата, отопления и вентиляции, зашторивания, досвечивания и подкормки). Почти на половине тепличных площадей страны используется оборудование «Фито». О том, какие проблемы существуют в отрасли защищенного грунта, «Эксперту» рассказал директор компании «Фито» Игорь Соколов.

— Каким образом вам удается выигрывать конкуренцию с мировыми лидерами — голландцами? Ценой?

— Наши расценки ниже ровно на стоимость логистики — это порядка 30 процентов. Но кроме этого, нам пришлось добиться идеального качества: то, что прощается голландцам, не прощается нам. У нас оборудование работает гораздо точнее — например, электропроводность раствора отличается от заданной не более чем на одну десятую, тогда как у тех же голландцев она может колебаться в больших пределах. Для собственно производственного процесса такое колебание не очень существенно, но для того, чтобы завоевать рынок, нам пришлось довести систему до идеального состояния. Сегодня наше оборудование продается и за рубеж — в Иран, Грецию. В Голландии мы заключили партнерское соглашение с одной компанией, которая по лицензии собирает и продает наше оборудование по всему миру.

— А комплектующие для сборки где закупаете — в России или за рубежом?

— Сегодня мир настолько глобален, что все комплектующие закупаются у ведущих производителей по всему миру. Моторы и насосы — в Германии, микропроцессоры — в США, системы полива — в Израиле и так далее. Наше ноу-хау, то, что делает оборудование именно нашим, уникальным, — это программное обеспечение. Это верно и для любой другой компании-производителя.

Ко всему прочему, выигрывать конкуренцию в России помогает то, что мы рядом, сервисное обслуживание доступно любому покупателю, наши консультанты, пятнадцать инженеров, на телефоне, в скайпе двадцать четыре часа в сутки.

— Кого вы обучаете в своем учебном центре?

— Этот центр мы создали, чтобы наши клиенты могли получить какие-то новые знания об агрономической стороне вопроса. Этих знаний на рынке катастрофически не хватает, не хватает опытных кадров. Стандартное решение для нового инвестора, открывшего тепличный комплекс, — перекупить агронома у кого-то другого, а потом уже агроном как-то натаскивает себе персонал, но все равно никому не хватает системных знаний. Четыре года назад мы купили долю в теплице близ Ярославля. Это действующее хозяйство, которое при необходимости принимает учеников. Дважды в год там проходят семинары, на которые собирается от пятидесяти до ста человек, есть спрос и на индивидуальные курсы подготовки агрономов. Для нас это, с одной стороны, маркетинг: мы рассказываем о том, чего можно добиться при правильном использовании нашего оборудования, а с другой — это реальная помощь людям, позволяющая повысить урожайность, улучшить рентабельность.

— Какую цель вы преследовали при строительстве новой теплицы под Липецком в прошлом году? Это чисто инвестиционный проект для зарабатывания средств?

— В общем-то, да, мы решили, что диверсификация не помешает: не стоит держать все деньги в одной корзине. Но кроме того, это будет гигантский демонстрационный зал, показывающий самые последние наши достижения. Этот комплекс строится (первая очередь уже сдана, работает успешно четыре месяца) по технологии «Ультра Клима», в мире всего 200 гектаров таких теплиц, в нашей стране она первая. Эта технология позволяет к системе формирования микроклимата помимо обогрева и досвечивания добавить кондиционирование, что сразу повышает урожайность летом, когда надо охлаждать, а не обогревать. Есть много других нюансов, которые в итоге дают экономию энергии, занимающей бо́льшую часть в себестоимости тепличных овощей, а также позволяют повышать урожайность, но это уже тонкости для специалистов.

— Почему именно в Липецке, как выбирали площадку для проекта?

— Этот вопрос мне кажется вообще ключевым для развития отрасли. Не меньше, чем наличие доступных финансов, важен инвестклимат в регионах: местные власти должны быть заинтересованы в привлечении инвесторов и взять на себя обеспечение проектов инфраструктурой. Сначала мы хотели строить теплицу в Ростове. Там власти относятся к инвесторам лояльно, обещали помощь, но, когда мы уже начали готовить площадку, выяснилось, что нужно самим тянуть газопровод на 20 километров, то есть нужно еще выложить 40 миллионов рублей. В Туле, например, губернатор вообще отказался помогать проекту — может, у него были более значимые и интересные предложения, может, просто денег в бюджете нет, мы не знаем. А вот губернатор Липецкой области пообещал подвести к комплексу и дороги, и газопровод — и выполнил обещание: все было подведено за четыре месяца. Часто важна даже такая вот помощь — не столько деньгами, сколько организационно, чтобы местные структуры все сделали быстро. Иначе на этапе согласований можно потерять месяцы, а то и годы. А для тепличного проекта, который еле-еле укладывается по окупаемости в срок кредита, это может быть критично.

— Средства для проекта трудно было найти?

— Мы, как давний клиент Сбербанка, получили проектное финансирование, хотя пришлось дать по проекту поручительство от нашей компании «Фито», а также личные поручительства учредителей. Хотя вообще получить деньги в наших банках, да еще на приемлемых условиях — задача неординарная, у нас даже шутка есть про медаль «За взятие кредита». Конечно, нашим конкурентам из западных стран не приходится сталкиваться с такими трудностями. Есть у них еще одно существенное преимущество: летом, когда потребление энергии в теплице сильно падает, они продают излишки энергии в электрические сети, еще и зарабатывают на этом дополнительно. У нас же все эти мощности летом просто простаивают, притом что российская экономика задыхается от нехватки электромощностей. Лобби так называемых естественных монополий слишком велико, этот вопрос пока во власти даже не поднимается.

— Вы как продавцы оборудования замечаете рост интереса инвесторов к этой отрасли?

— Да, в последнее десятилетие сюда пошли именно непрофильные инвесторы, кто только не обращается: врачи, юристы, люди, которые ищут какой-то бизнес для вложения средств. Когда была принята программа субсидирования процентных ставок, поток покупателей еще вырос, самый пик пришелся на 2012 год, мы продали оборудования на 40 гектаров теплиц. Но уже в следующем году субсидировать проекты прекратили, комиссия перестала рассматривать новые проекты в сельском хозяйстве, и сразу резкий спад спроса — в два с половиной раза.

Источник: журнал «Эксперт».

Обратная связь

Введите сообщение

Адрес электронной почты для связи

Имя контактного лица

влаж_ость: